www.DUB.cz
Университет
českyenglishdeutchfrancaisespanolitalianorussiangreek

Преамбула

О нас

Университет

Библиотека

Лекции

Концерты

Ржип

Выставки

Ярмарки

Bioconstruct

Й. З.

Санатор

Т. П.

Фонд

Контакты
 
E-SHOP
 

БИОТРОНИКА


     
      Прошёл ровно год с тех пор, как мы в «Медуньке» представили Вамоснователя и творца биотроники Йозефа Зезулку (1912 — 1992), информацию о котором в течение сорока лет до этого хранили в секрете от всего мира. На фотографии вместе с ним был одновременно представлен и его единственный ученик, Томаш Пфайффер, основатель Духовного университета Бытия и Биотронического центра социальной помощи. Именно результаты его лечения мы вам сегодня и представим.

      Биотроник Томаш Пфайффер помогает всем, кто нуждается в его помощи. Точнее говоря — оказывает помощь в том объёме, который ему позволяют его собственные силы. Некоторое время тому назад ему даже удалось достичь того, что ему позволили проводить лечебные сеансы посредством телевизионного экрана, о чём наши читатели постоянно вспоминают. Большую часть времени он посвящает больным раковыми заболеваниями. Утверждения некоторых врачей-онкологов о том, что излечить раковые заболевания нельзя иначе, кроме как в соответствии с методами и порядком действий, заведёнными официальной медициной (хотя всем нам хорошо известно, какие риски в этом смысле возникают и угрожают), заставили Томаша Пфайффера осуществить следующий шаг: он решил предоставить читателям «Медуньки» два «здравствующих и поныне доказательства» того, что достичь вышеуказанного эффекта можно и иным способом. В обоих случаях речь шла о раке желудка; тот случай, который произошёл совсем недавно, был также медицинским образом задокументирован. Копии врачебных информационных отчётов, доказывающих факт выздоровления пациентки, имеются в наличии в редакции.


История первая

Своё выздоровление Мария считает чудом

 
      Мария Вернерова (71) из посёлка Печки, что близ Колина, очень живо вспоминает о том периоде своей жизни, когда она семнадцать лет назад столкнулась с тем, что заболела раком. Но о том обстоятельстве, что она перенесла столь тяжёлое заболевание, женщина узнала лишь спустя целый год. Дело в том, что в начале 90-х годов ещё не вошла в привычку практика откровенного ознакомления пациентов с их диагнозом. Госпоже Вернеровой сообщили только то, что, по словам докторов, она выжила лишь «чудом». „Я мучилась от очень сильных болей в области желудка; никакие меры мне не могли помочь. Я не могла кушать и при росте в 173 сантиметра я похудела до 48 килограммов. При обследовании мне сказали, что в желудке у меня имеется язва, и порекомендовали провести операцию, которую мне впоследствии и сделали в начале апреля 1991 года. „Во время операции врачи выяснили, что речь идёт о злокачественной опухоли, но мне об этом не сообщили. Мне удалось узнать лишь о том, что желудок страдал практически полной непроходимостью, и именно по этой причине мне какую-либо еду немедленно приходилось выблевывать наружу, да ещё при этом меня всю выворачивало от болей. В процессе операции мне сделали вокруг желудка какой-то «клещевой обхват», чтобы я могла хотя бы немного принимать пищу и пить. Из больницы я выписалась и отправилась домой 12 апреля, хотя слово „отправилась“ и не является совсем уж точным, потому что в автомобиль меня отнесли, словно перышко. Мне даже не выдали с собой никаких лекарств, ничего подобного и в помине не было. Лишь через год я выяснила, что у меня был рак желудка, а врачи мне в ту пору прогнозировали не более, чем три месяца жизни,“ вспоминает госпожа Мария.
      Когда ей стало совсем плохо, её дочь Марушка с супругом Лудеком в тот момент как раз смотрели ночную телевизионную передачу, в которой выступал Томаш Пфайффер, который анонимно беседовал на тему биотроники, а также через телевизионный экран оказывал лечебное воздействие на зрителей. „Мне до сих пор неизвестно, где они отыскали его контактные данные; дочь ему сказала, что мне необязательно всё знать; тем не менее, она мне немедленно после моего возвращения из больницы принесла полученную от него инструкцию по соблюдению диеты, согласно которой я немедленно начала действовать и по-новому организовывать своё питание. На сеанс первого биотронического воздействия меня к Томашу Пфайфферу записали на 6 мая. Зять меня в Прагу сначала возил три раза в неделю, потом количество посещений снизилось до двух раз в неделю. Я в то время вообще ни сном, ни духом не ведала, что существуют подобные врачеватели, и не знала, что такое биотроника, но я была полна решимости не только испробовать этот метод лечения, но и выдержать до конца в его применении. Я сказала самой себе: „Да свершится воля Божья! Никто не может себе представить, каково состояние самочувствия человека, когда у него такая слабость, что невозможно даже поднять чашку с кофе, а без помощи со стороны нет сил даже вымыть руки. Сын дочери в то время был примерно в годовалом возрасте; таким образом, дочь, собственно, вместо одного ребёнка должна была нянчиться с двумя детьми, поэтому я очень хотела от этого состояния избавиться, по крайней мере, хотя бы ради неё,“ рассказывает женщина дальше. Первое улучшение здоровья произошло чрезвычайно быстро. „В июле мои молодые люди переезжали, а я в тот момент уже была способна позаботиться о себе самостоятельно. Темп жизни у меня в это время был, как у черепахи, но всё, что было необходимо, я для себя была способна сделать, и это было чудо. С сентября 1991 года я снова продолжила лечение у господина Пфайффера, но зять меня к нему тогда возил уже всего лишь несколько раз. Дело в том, что я осенью уже была способна съездить в Прагу на поезде самостоятельно! Радость, которая меня по этому поводу охватила, была огромной. Вы только представьте себе: за пару месяцев до этого я была почти трупом — и вдруг я снова ожила! Силу для того, чтобы жить и всё преодолевать, со всем справляться, мне давал и мой внук Гонзик. Когда он уже был постарше, я, бывало, брала его иногда с собой в Прагу, потому что серию из десяти сеансов мы ещё в течение последующих лет несколько раз повторяли, а Гонзик у меня всё время спрашивалa: „Бабушка, когда мы снова поедем к тому доброму дядюшке?“
      В январе 1992 года Марию снова признали работоспособной, но она сочла разумным обратиться с просьбой о предоставлении ей пенсии. Сегодня она живёт, будучи довольной жизнью пенсионеркой, и не может нахвалиться своим очень даже хорошим здоровьем. „В течение шестнадцати лет после того, как по выходе из больницы я лечилась от рака с помощью биотроники, я, за исключением стоматолога, ни разу не посещала никаких врачей и не употребляла никаких лекарств, включая даже аспирин. Мне это и не нужно было, потому что ни разу даже гриппом не заболела. Однако диету, которую мне порекомендовал господин Пфайффер, я соблюдаю всё время, поэтому уже и не позабыла даже, что такое шоколад или мясо. Своё выздоровление я считаю чудом и поистине воскрешением из мёртвых. Я, получается, во второй раз родилась, и за это я Томашу Пфайфферу чрезвычайно благодарна; я очень уважаю и ценю этого человека,“ утверждает госпожа Мария. Доказательством тому были и слёзы, которые выступили у неё на глазах, когда она во время своего рассказа вновь представила себе всё, что ей довелось когда-то пережить.


История вторая

Анна вместо химиотерапии выбрала биоторонику

 
      Вторая история, по поводу которой нам удалось получить даже и врачебную документацию, произошла совсем недавно, а её главной героиней является госпожа Анна Гавелкова (60) из посёлка Корычаны, что близ Кромнержижа. Задолго до того, как она прошла курс лечения у Томаша Пфайффера, она его уже прекрасно знала, поскольку с супругом регулярно принимала участие в его лекциях, которые оказали на неё настолько сильное влияние, что она уже много лет назад занялась вегетарианством. „Я страдала от опоясывающих лишаев, которые у меня возникали всё чаще и чаще. Они причиняли мне страшные боли, но при этом ещё давал о себе знать и желудок, и поэтому меня однажды при посещении больницы в городе Кыйов послали на обследование желудка. За два дня до моего 58-го дня рождения, а именно, 23 марта 2006 года, я по результатам обследования узнала, что в желудке у меня имеется злокачественная опухоль размером примерно с монету достоинством в 20 крон. Я как раз собиралась на следующую лекцию господина Пфайффера в Брно; и вот мой супруг в тот раз произнёс принципиально важную фразу: „Ты к нему подойдёшь, переговоришь, а потом поедешь на лечение в Прагу. А потом увидим, как быть дальше.“ Именно так всё и произошло. На следующей неделе я уже находилась в Праге, в биотроническом центре. Когда этот период только начинался, мне было очень плохо. От постоянных болей я не могла даже уснуть; однако в течение нескольких дней моё состояние улучшилось. Через две недели меня в Кыйове ожидала операция, и господин Пфайффер сказал, что решение о том, ложиться ли мне на эту операцию или нет, я должна принять самостоятельно. Однако ввиду того, что я чувствовала, что биотроника мне помогает, и что она придала мне силы, я приняла решение, что на операцию пойду, и начала готовиться к предоперационному обследованию. Как вдруг!.. Оно показало, что на желудке уже никакой опухоли не было, а в медицинской справке было написано только лишь о какой-то более толстой, «кожухообразной» стенке желудка, в которой находилось что-то вроде «мозоля» толщиной от 8 до 10 миллиметров. Тем не менее, на операцию я решила пойти, чтобы мне этот «мозоль» отстранили. Операция прошла 25 апреля 2006 года. У меня отняли три четверти желудка; семнадцать дней я лежала в отделении интенсивного лечебного обслуживания, потеряв при этом в весе 20 килограммов. По словам врачей, всё отлично зажило и затянулось, а я из больницы снова поехала прямёхонько к господину Пфайфферу в Прагу, где начала употреблять первую смешанную пищу. Потом я на биотронические воздействия, длившиеся всегда в течение пяти дней, ездила каждый месяц,“ говорит госпожа Анна. Между прочим, в её памяти запечатлелся и такой эпизод: когда она в Корычанах по приезде из Праги выходила из автобуса, все ей говорили, что она прямо-таки сияет и словно светится изнутри. „Из больницы меня выписали, не прописав мне ни единого лекарства, однако моё состояние быстро улучшалось. Врачи мне после операции ещё предложили пройти курс химиотерапии, обеспечивающей и закрепляющей результаты операции, поскольку таков официальный медицинский порядок действий, однако, ввиду того, что гистологические анализы показали негативный результат, то я решила, что химиотерапию делать не буду,“ говорит она. Теперь госпожа Анна посещает биотронический центр в Праге раз в год, а врачи регулярно берут у неё анализы, исследуя кровяные опухолевые маркеры. „Чувствую я себя хорошо, а прошлогоднее лето было, возможно, самым прекрасным во всей моей жизни, потому что я с уважением и трепетом относилась к каждому новому дню, каждому новому мгновению..., “ говорит практически со слезами на глазах госпожа Анна, которая за поддержку во время болезни также очень благодарна своему супругу. Летом он для неё в саду даже построил маленькую беседку, чтобы она в ней могла отдыхать.


Что по этому поводу добавляет Томаш Пфайффер?

 
      „Биотроника не служит в качестве заменителя для медицины; она помогает в тех случаях, где имеет для этого возможности, причём это может происходить и после окончания сеансов медицинской терапии ,“ пояснил в ответ на вопрос „Медуньки» продолжатель дела Йозефа Зезулки, который много лет назад взял господина Пфайффера под своё крыло в качестве своего ученика. „Принципы биотроники являются неотъемлемой частью самых современных исследований. Дело в том, что только лишь теперь находит своё подтверждение то, что биотроника знает и принимает во внимание уже давно; речь идёт о влиянии определённых веществ на возникновение злокачественной опухоли в теле. Канцерогенным образом в нашем теле, например, ведут себя вещества, которые содержатся в столь излюбленных многими копчёностях. Йозеф Зезулка был действительно гениальным человеком, потому что то, что открывает современная наука, было ему известно уже десятки лет назад,“ говорит Томаш Пфайффер.
      По его мнению, профилактика является наиболее важным компонентом в деле заботы о здоровье. При ослаблении организма буйный рост злокачественных клеток может вспыхнуть в каждом из нас. Рак свидетельствует об отсутствии в организме способности следить за порядком на клеточном уровне; для того, чтобы этого не случилось, необходимо осуществлять определённые превентивно-профилактические меры (смотри рекомендуемую диету). Канцерогены, согласно методике Томаша Пфайффера, можно подразделять на первичные, каковыми являются химические вещества (которые на клетку оказывают воздействие в качестве химических ядов), и вторичные, которые раздражают клетку только механическим путём; в качестве примера таких канцерогенов можно привести, скажем, асбест. После их воздействия организму уже достаточно всего лишь только ослабнуть — и возникает болезнь.
      А что можно сказать об успешности действий биотроники в борьбе с раком? „Нельзя ответить на такой вопрос точно, потому что у меня нет полной обратной связи с пациентами. Однако можно сказать, что более, чем половине обратившихся была оказана существенная помощь,“ так говорит об успехах биотронического воздействия Томаш Пфайффер. Когда мы вместе с ним разговаривали, то он повторно подчёркивал, что что эта статья не появляется на свет для того, чтобы сделать ему рекламу, чтобы к нему обращались всё новые и новые больные люди. „Нельзя сделать больше, чем сделать позволяют имеющиеся возможности; я работаю интенсивно, но мои «мощности» в настоящее время являются полностью выработанными и исчерпанными, и я не могу принимать новых пациентов. Помимо людей, страдающих от злокачественного размножения клеток, относительно высока успешность биотроники в деле борьбы с заболеваниями СПИДом и при метаболических нарушениях. Напротив, при возникновении инфекций и психических нарушений она может сделать лишь немногое. Эта статья, прежде всего, является ответом на высказывания наших лучших и известнейших онкологов относительно того, что они никогда не видели человека, который победил раковое заболевание с помощью альтернативной терапии. Поэтому я был очень рад, что эти две вышеуказанные женщины решили откровенно обо всём рассказать,“ заявил Томаш Пфайффер в интервью «Медуньке».
      Биотроника, как самостоятельная отрасль, возникла пятьдесят лет назад; для того, чтобы она действительно могла помогать в тех случаях, в которых она помочь в состоянии, необходимо, по мнению господина Пфайффера, чтобы её сначала в общественном масштабе признали. „Само собой разумеется, что в случаях с каждым клиентом, который к нам обращается, выздоровление не проходит настолько идеально, как в данных двух случаях; к сожалению, случается и такое, что биотроническое воздействие не возымеет вовсе никакого эффекта. Однако так происходит во всех отраслях, поэтому то, что не поможет одному, поможет другому, и наоборот,“ поясняет господин Томаш. Однако он верит в то, что недалёк тот час, когда и альтернативные методы лечения будут иметь возможность продемонстрировать свои возможности совершенно публичным образом, чтобы больным людям была оказана как можно большая и широкая помощь. Классические методы современной медицины и других направлений, включая биотронику, должны были бы соединить свои усилия, а не бороться друг против друга. Помимо Томаша Пфайффера, то же самое сегодня утверждает и ряд других успешных альтернативных терапевтов, а также прогрессивно мыслящих врачей во всём мире. Не остаётся ничего иного, кроме как надеяться на то, что обе стороны уже вскоре будут готовы приступить к конструктивному диалогу.


Антиканцерогенная диета Й. З.

 
Запрещено
      Курение – Прекратить употреблять в пищу все, что подверглось копчению (напр., копченое мясо, колбасы, ветчину, копченый сыр и так далее). – Все жженое, в том числе отвары из жженого (например, кофе, мелта, какао, шоколад и так далее). – Все жареное. – Все печеное. От того, что нужно употреблять в пищу в печеном виде (например, хлеб), отрезать корку. Необходимые остальные хлебо-булочные изделия (например, булочки – только белые, непропеченные, причем в минимальном размере). – Отказаться от консервов с бензойной кислотой. – Предохраняться от всего, что содержит деготь (например, мази).

Рекомендуется
      Сырая пища (например, фрукты, овощи, молоко, масло и так далее). Если какое-либо кушанье приготавливается на кухне, то использовать при этом только варение или тушение продуктов. Принцип таков: продукты должны, прежде чем попасть на огонь, содержать в себе воду. Этой диеты нужно придерживаться очень последовательно, потому что организм пациентов, которым она предписана, крайне чувствительно реагирует на вещества, содержащиеся в запрещенных продуктах питания. Даже незначительное несоблюдение правил может подвергнуть большой опасности или даже сделать невозможным лечебный процесс. Диета предназначена для онкологических пациентов, а также, в частности, для профилактики опухолевых процессов


Почему возрастает количество раковых заболеваний?

 
      Объяснение по поводу роста раковых заболеваний с точки зрения биотроники описано, например, в книге Йозефа Зезулки «Бытие — жизненная философия», которую издал Духовный университет Бытия. Рак всегда развивается, прежде всего, вследствие чрезмерного и неумеренного потребления канцерогенов, которые к нормальной пище никакого отношения иметь не должны, и с которыми тело (особенно если эти канцерогены содержатся в таком большом количестве) не имеет возможности бороться и сопротивляться им. Второй причиной является недостаток витальных (жизнеспособных, жизнетворящих) веществ в пище. Дело в том, что в большинстве случаев мы поглощаем пищу, которая проходит через сложнейший порядок перерабатывающих действий, установленный пищевой промышленностью, а потом ещё и через неподходящее домашнее приготовление, например, путём использования микроволновой печи, в результате чего витальная (жизнеспособная, жизнетворящая) ценность продуктов питания полностью утрачивается. Кроме того, ввиду своего способа жизни мы вообще страдаем от недостатка витальности (жизнеспособности, жизнетворности), в том числе, и по той причине, что слишком малое количество времени проводим на природе и так далее. Всё это и оказывает воздействие на возникновение и развитие раковых заболеваний.


Осторожно: копчение и обжаривание!

 
      Человек, ведомый стремлением сохранить свою пищу на как можно более длительный срок таким образом, чтобы она не испортилась под влиянием микроорганизмов, использует консервирование путём копчения. При этом он совершенно не отдаёт себе отчёта в том, что речь идёт об одном из самых худших способов консервации, который является крайне опасным для здоровья. Прежде всего, коптится мясо, которое для человека является пищей неестественного характера, да ещё и само по себе копчение представляет собой чрезвычайно опасный вид консервирования с помощью дёгтя, последствия обработки которым носят продолжительный (если не постоянный) характер. Перед едой этот фактор, в отличие от замораживания или засушивания, мы аннулировать не имеем возможности, поэтому его продукты вместе с пищей проникают в тело, будучи ядовитыми. Если пища является копчёной, то это означает, что она подверглась такой обработке, чтобы стала несъедобной и для бактерий; к сожалению, к числу таких продуктов питания относится и ветчина. Люди её ошибочно рекомендуют в качестве диетического продукта для людей ослабевших и больных, хотя в действительности тело сталкивается с большой проблемой по переработке такого продукта в печени, а во время болезни, когда человеческий организм обладает пониженной сопротивляемостью, подобная пища ещё больше его обременяет. „В тот период, когда тело обладает пониженной сопротивляемостью, и должно было бы получать самые лучшие продукты питания, оно, напротив, получает самое худшее. Разумеется, никто бы никому не рекомендовал употребить в пищу мясо, прошедшее через процесс мацерирования, да к тому же не предлагал бы ещё на кончике ножа щепоть селитры и дёгтя. В такой последовательности бы употребить вышеуказанное никто уж точно не пожелал; однако, если одно прикрывает другое, и в целом всё это имеет приемлемый вкус, то человек с удовольствием позволит себя обмануть и, к сожалению, существует много людей, которые копчёности употребляют в пищу ежедневно, а иногда даже и чаще, чем только раз в день,“ перечисляет Томаш Пфайффер наши самые худшие пищевые безобразные привычки. Также неблагоприятным и неуместным является употребление в пищу продуктов питания, содержащих химические консервационные вещества, в случае с которыми консервационные материалы перед употреблением невозможно устранить, и они вместе с едой проникают в тело. Кстати, почему к числу не пригодных в пищу продуктов питания принадлежат и шоколад или кофе? Шоколад приготовляется из обожжённых (прожаренных) какао-бобов, а кофе является экстракционной вытяжкой из обожжённых (прожаренных) зёрен какао – дело в том, что во время обжигания, то есть, нагревания всухую, опять-таки возникают канцерогены и дёготь. Поэтому в данном случае необходима определённая умеренность.
      „Без вышеописанной диеты преодоления процесса злокачественного размножения клеток практически невозможно достичь,“ утверждает Томаш Пфайффер, который, однако, рекомендует всем в рамках борьбы с раком употреблять в пищу те продукты, которые избавлены от самых опасных канцерогенных веществ, считая такой образ действий самым лучшим профилактическим методом. „Крайне принципиальным является также выявление того факта, что, в частности, мясная пища участвует в повышении риска возникновения опухолей пищеварительного тракта на уровне от 200 % до 400 %, причём виды так называемого белого мяса по этой части выходят гораздо хуже, чем виды мяса красного; то есть, с онкологической точки зрения дело тут обстоит совершенно противоположным образом, нежели с кардиоваскулярной точки зрения, адепты которой, напротив, белые виды мяса рекомендуют, чтобы не происходило скапливание холестерина в венах. Нужно помнить главное: решения по поводу своей (и не только своей) жизни мы принимаем сами, выбирая для себя тот или иной вариант пищи.
      „Всем читателям «Медуньки» я приношу извинения за то, что в вопросах лечения я действительно совершенно перегружен, стaтья же была написана для того, чтобы в один прекрасный день биотроника могла поступить в распоряжение большего количества людей, которые в ней нуждаются. Чтобы это могло произойти, о данной возможности люди должны быть, как минимум, проинформированы. Это и есть главная причина возникновения данной статьи. Крайне трудно смотреть на мучения людей, тем более — их лично переживать. Поэтому я призываю к предоставлению защиты и помощи для всех, кто в них нуждается,“ прибавил в заключение своего интервью для «Медуньки» биотроник Томаш Пфайффер. Мы же к его словам полностью присоединяемся.

Věra Keilová, Meduňka, 1. 3. 2008

Doporučit stránku e-mailem (0)